Это история началась давно. Задолго до моего рождения. И я думаю, у неё не будет конца. Всё время пока человек живёт, она будет продолжаться. Я не обычный человек. Не важно, сколько мне лет. Важно то, что я сейчас расскажу. А понять это не просто. И мне не просто будет объяснить то, что я сам осознал, но я попытаюсь. Мир очень большой. Я не знаю, как устроены другие миры. Но мир где я живу, полон страданий и жестокости. Люди постоянно болеют и умирают. Каждый человек рождается и проходит через испытания. Эти испытания определяют то, как он будет жить дальше. Вроде бы просто. Но дело в том, что не всегда что-то плохое это плохо, а что-то хорошее хорошо. Мы сами не понимаем, что совершаем и что говорим иногда. Это получается само собой. Мы так думаем. Но на самом деле никто не знает, почему так получается. Так вот всё время, которое нам отведено мы живём, и не задумываемся о том кто определяет наши действия. Я подумал, а потом сделал, так должно происходить. А когда нет. Когда мы совершаем необдуманные поступки кто нами манипулирует. Неизвестно. Но сейчас разговор даже не об этом. Вы знаете, кто главный в жизни человека, кто определяет его судьбу. Я догадываюсь, что вы подумали о боге. Но он лишь следит за всеми нами, но ничего не делает. А кто делает. Плакальщицы вот кто. Их не так много осталось. Они наказывают человека и одновременно сопереживают ему. Им нельзя по-другому так распорядился бог. Он достаточно жесток в своём выборе, ставя во главе суда божьего таких милых созданий. Всегда, каждый раз во время наказания они плачут потому, что они устали причинять боль людям, но это их работа. Кто я и откуда это знаю. Вы поймёте это потом. Я чувствую, что меня могут обвинить во лжи или того хуже в сумасшествии, ведь то о чём я говорю не просто. Плакальщицы занимаются этим уже очень давно. И пока человечество живет, они будут наказывать, и убивать людей. Им нелегко, они видят смерть каждый раз, и каждый раз оплакивают человека. Их осталось не так много. Многие ослушались бога, перестав наказывать человека, и были убиты. Они умерли, но это был их выбор. Некоторые симпатизируют людям, поэтому им, вдвойне сложно убивать их. Сейчас я расскажу разговор двух плакальщиц, который услышал недавно. Вы ещё не догадались кто я. С людьми так приятно заигрывать. Слушайте.

 

Демон.

 

— Ах, Ах, Ах.

— Что?

— Он опять говорит, не бери в голову это всего лишь человек. Ой.

— Держись.

— Он опять говорит это моя работа.

— Ему не понять как это сложно, сам-то он ничего не делает.

— Я больше не могу, ему же больно.

— Да я знаю, а что делать, не хочешь же ты закончить как предыдущая плакальщица.

— Я не знаю.

— У нас нет ни выбора, ни имени только долг перед богом.

— Помнишь первую плакальщицу, она была самой храброй среди нас.

— Да только она смогла поставить бога на место. Жаль её. Она не заслужила такую смерть.

— Теперь уже всё равно.

— Нет не всё равно, мы слишком слабы для этой профессии, почему он не поставил служащих.

— Потому что у них другая работа – вмешался бог. Грозный голос послышался вдалеке, и пронёсся сквозь уши рабынь. Никто не осмелился ему перечить.

— Я всего лишь плакальщица, почему я должна видеть, как умирает человек.

— Я тебя понимаю, сама такая, тот, кто не заплачет от этого, не имеет сердца.

— Когда же он умрет, наконец.

— Потерпи, скоро мучения прекратятся.

— Знаешь самое обидное это то, что мы должны помогать людям, а не убивать их. Но всё наоборот.

— Я знаю, ты думаешь, мне не надоело мучить людей.

— Ну, ничего скоро я выскажу ему всё что думаю. Всё что накопилось за долгие века.

— Не оставляй меня – сказала плакальщица.

— Не оставляй меня – сказала другая плакальщица.

— Нет, я должна, сил нет терпеть людские мучения. Боже ты меня слышишь, я отказываюсь больше мучить и убивать людей.

— Я бог, ты, наверное, забыла, кто создал всё живое.

— Скажи ты создал людей для того что бы мы их мучили и убивали. Почему нам досталась такая ноша. Ты ничего не делаешь, пока мы страдаем и оплакиваем судьбы других людей. Мы же знаем их с рождения. Ты не понимаешь, как сложно их убивать. Сделай так, что бы все жили вечно, чтобы не было старения, боли и смерти.

— Ты, наверное, очень глупая плакальщица раз просишь об этом. Люди будут убивать друг друга, если я сделаю это.

— Сделай так, что бы каждый был добрым, что бы все жили счастливо.

— А о дьяволе ты забыла? Кто тогда будет попадать в преисподнюю. Это и мои заботы тоже.

— Ты сотрудничаешь с дьяволом? Для чего?

— Оставь это. Лучше займись своим делом.

— Я не могу. Мне это противно. Мне плохо от того что страдают и умирают хорошие люди. Скажи, почему этот человек сейчас умер. Он ведь ни в чём не виноват.

— Это не твои заботы.

— А чьи? Я не могу бездумно убивать людей.

— Но ты, же раньше это делала. Не надо гневить бога. Ты знаешь, на что я способен.

— С меня хватит. Кто-то убивает хороших людей, а кто-то в это время наблюдает и наставляет на путь истинный. Думаешь, мы ничего не знаем. Кто будет убивать людей, когда ни одной из нас не останется?

— Создам новых, умнее и исполнительнее вас.

— Ну, тогда убивай, я не хочу больше заниматься этим. Станет на одну плакальщицу меньше.

— Одумайся плакальщица, ты никогда не испытывала боль. Сможешь ли ты умереть, так как мучила и убивала сама. Я ведь мучаю посильнее, чем ты. Одумайся.

— Тише плакальщица, тише – сказали плакальщицы.

— У нас самая ужасная работа. Нам дана возможность следить за человеком, за каждым его поступком и шагом, и мучить его в итоге. Ты хоть знаешь, что такое любить человека бог. Или ты только всё создал и даже не знаешь зачем. Может лучше устроить апокалипсис. Убей меня, убей всё. Убей себя, наконец. Бог ты никому не нужен. Мне уж точно.

— Ты слишком много позволяешь себе плакальщица, ты уже подписала себе смертный приговор. Мне осталось только решить, как убить тебя, и поверь, мою смерть ты запомнишь.

— Ты думаешь, меня это волнует, создатель ты никого кроме себя никогда не любил. Прошу тебя дай нам другую работу. Люди не должны умирать убивать и жить в насилии.

— А что должны? Подумай своей головой мир не такой большой, как тебе кажется. И не резиновый. Людей и так очень много. Я не могу создать мир без границ, всему должен быть конец. Конец жизни это закон.

— Да кроме тебя, ты бессмертен, ты вне закона. Но почему мы бог? Почему мы должны убивать людей?

— Потому что я так решил. Это моя воля.

— И всё, это твой ответ. Ты не бог. Для меня ты хуже дьявола. Он хотя бы не скрывает свою сущность.

— Дьявол смеётся над тобой – сказал дьявол – Тот человек, которого ты убила сейчас в аду. Знаешь, что он сказал про свою смерть. Что в этом был смысл его жизни.

— А то, что ему было больно, он не сказал.

— Ему и сейчас больно, но кого это волнует.

— Меня. Мне нравился этот человек.

— Ты же знаешь, дьявол здесь не просто так – сказал бог.

— Да я знаю мне уже пора. Пора к другим плакальщицам. Рано или поздно мы все там будем.

— Вот так да? Так ты думаешь. А я тебе вот что скажу. Твои плакальщицы будут видеть, как я буду тебя мучить, и после этого никто не захочет ослушаться моей воли.

— Я хочу – сказала другая плакальщица – Я не буду убивать этого человека. Он хороший.

— Что ж вы вдвоём умрёте у неё на глазах, а потом отправитесь в ад, где вас будут мучить вечно. Вы же знаете так и будет.

Другая плакальщица молчала, она не решилась на смерть.

— Слабые плакальщицы, открою вам секрет, пока я вас не убил – Другая плакальщица не слышала то что говорил им бог – Я создал вас для того что бы вы умирали от любви к людям. Нет в мире более любящих существ, чем вы.

— Бог ты хуже дьявола. Ты садист.

— Я вечность, и прошёл все, что вы испытываете. Вы это я, но только одна моя часть, моё сердце. Нельзя убивать людей просто так, поверьте, каждая смерть обоснована.

— Я не верю, почему мы этого не знаем?

— Потому что вы сердце, а не мозг. Каждое ваше движение я контролирую, ведь я бог. Я везде, и я всюду.

— Бог ты когда-нибудь убивал человека?

— Ни разу, поэтому я создал вас, я тоже люблю людей. Но кто-то должен это делать, так устроен мир, который я создал. Вы всё ещё хотите умереть или будете исполнять свой долг?

— Я не хочу умирать. Бог сделай так, что бы мы знали, за что убиваем людей.

— А разве это что-то изменит? Вам от этого станет легче?

— Нет, но тогда не будет так жалко людей.

— Хорошо, я это сделаю. Каждая плакальщица теперь знает, почему убивает людей. Это все слышали?

— Да – единогласно сказали плакальщицы.

— Теперь вы можете вернуться к работе?

— Да – сказали плакальщицы.

Бог ушёл. Плакальщицы вернулись к работе. Со временем они перестали плакать, и начали прясти нить жизни. И назвали их Мойрами.

ПОДЕЛИТЬСЯ